VK  Facebook  Twitter  Instagram  YouTube
полная версия

Нгапет: Мне важно переиграть «Перуджу», а не Леона

Дата публикации: 08 апреля 2019
Источник: Алмаз Хаиров, Спорт БО
Просмотров: 298

Легионер «Зенита-Казань» – о борще, музыке и деньгах.

Доигровщик Эрвин Нгапет стал главным героем первого полуфинального матча Лиги чемпионов с итальянской «Перуджей» (3:2). Он отлично принимал, феерично действовал в атаке и подавал сериями, а его невероятное спасение в защите стало хитом в соцсетях. 28-летний француз впервые в карьере сыграл против Вильфредо Леона и сумел его затмить. В среду вечером в Казани это противостояние продолжится. Впрочем, Эрвин в интервью «БИЗНЕС Online» сказал, что это не главное.

– Я еще в самом начале сезона говорил, что у «Зенита» больше нет такого ярко выраженного лидера как Леон, который делает разницу. Чтобы побеждать, нам необходимо быть единой командой: поддерживать и верить в друг друга. В первом матче с «Перуджей» мы показали командную игру, поэтому выиграли. Теперь постараемся повторить это в Казани.

– То есть, для вас не было особенно важно выиграть дуэль у Леона?
– Нет, мне важно переиграть «Перуджу», а не Леона. В целом роль преемника Леона в «Зените» на меня совершенно не давит. Я был готов к тому, что будут сравнения, это нормальная ситуация. Это лишь мотивирует меня всегда играть на максимуме.

– Владимир Алекно сказал, что ваш бандитский характер помог команде выиграть первый матч...
– (Смеётся). Мы играем именно ради таких матчей, когда тренеру необязательно говорить специальные слова в раздевалке. Это самое замечательное, что есть в волейболе. Я старался наслаждаться каждым розыгрышем, каждым моментом, до конца бороться за каждый мяч, даже самый, казалось бы, безнадежный. И я, и вся наша команда были хорошо подготовлены. Теперь необходимо оставаться сфокусированными и сконцентрированными. Да, мы сделали важное дело, но главное событие произойдёт 10 апреля.

«ДЛЯ МЕНЯ РАЗРУШЕН СТЕРЕОТИП О ЗАКРЫТОСТИ РОССИЯН»

– Эрвин, как вы пережили суровую русскую зиму?
– О, это было достаточно сложно, особенно когда держались морозы. Приходилось быстренько преодолевать расстояние от теплого помещения до автомобиля или автобуса. Сейчас стало больше солнца – так и теплее, и позитивнее. В целом мне и моей семье нравится Казань.

– По двое штанов надевали?
– Нет, я ходил как обычно, только куртку нашел потеплее и подлиннее. А вот на дочку и сына точно одевали двое штанов, чтобы не замерзли и не заболели. Им нравится снег, мы лепили снеговиков, но всё равно старались надолго не задерживаться на улице. Меня очень удивило, что в России люди спокойно гуляют на улице в самый сильный мороз.

– Какой миф о России вы можете разрушить?
– В Европе есть стереотип, что россияне – закрытые и суровые люди, которые не любят общаться. Как только я приехал в России, то убедился в том, что это не так. Все были очень доброжелательны, старались, чтобы мне было уютно и комфортно, чтобы я чувствовал себя в своей тарелке. Это касается и ребят по команде, и остальных сотрудников клуба. Безусловно, есть языковой барьер, но он не мешает быть друг с другом хорошими людьми.

– У вас уже появилось любимое блюдо?
– Борщ со сметаной – очень вкусно! Когда мы проводим матчи в гостях, наш доктор всегда включает борщ в меню. В Италии, где я играл много лет, тоже есть супы, но там все-таки другая культура питания, в которой основное место занимает паста. Я люблю итальянскую кухню, особенно пасту с мясом.

– Отразите ли вы жизнь в России в своем музыкальном творчестве?
– Конечно! Музыка – моя вторая страсть после волейбола. В моих треках отражается моя жизнь, впечатления и воспоминания. Думаю, что я обязательно поделюсь ими со своими слушателями. Уже начинаю готовить второй рэп-альбом. Мой первый альбом Maniere с семью треками вышел на ITunes в январе и он достаточно популярен во Франции. Был рад услышать свою музыку на арене в Казани, но еще больше удивился, когда мою песню включили во время нашего матча в Санкт-Петербурге. Я счастлив, что людям нравится моя музыка, это круто! Кто лучший рэпер Франции? Думаю, что это Booba. У него псевдоним, как прозвище нашего связующего Бутько (смеётся).

– Вы бы поехали в Казань, не будь в команде франкоговорящих Владимира и Лорана Алекно?
– Это было бы возможно, но адаптация проходила бы тяжелее. Лоран хорошо говорит по-французски, быстро может мне объяснить вещи, которые я не понимаю на тренировках или в быту. Мы много общаемся и, конечно, он здорово помог мне с адаптацией. А с главным тренером мы можем поговорить и по-итальянски.

– В чем фишка Владимира Алекно?
– В харизме. Он сильная личность и, как мне кажется, одним своим присутствием поднимает боевой дух.

«ХОРОШАЯ ЗАЩИТА – ОСОБЕННОСТЬ ФРАНЦУЗСКОЙ ШКОЛЫ»

– «Зенит-Казань» в регулярном чемпионате России выиграл 25 из 26 матчей. Как?
– Вопрос в другом: почему мы проиграли этот один матч? Помимо того, что в Казани собраны сильные игроки, чувствуется, что в команде есть дух победителей. Именно он и помогает выигрывать сложные матчи. Жаль, что осенью мы находились не в лучшей форме и неудачно выступили на клубном чемпионате мира. Теперь постараемся реабилитироваться в Лиге чемпионов и чемпионате России.

– Как вам уровень российской суперлиги после итальянской серии А1?
– У меня возникло ощущение, что в Италии команды более однородные, они примерно одного уровня. В России есть пять-шесть лидеров, а остальные им значительно уступают. Кроме того, итальянский волейбол больше нацелен на тактику. Зато в России клубы физически лучше подготовлены. В этом они сильнее итальянских.

– Вы – один из лучших защитников в мировом волейболе. Это врожденный талант или приобретенные навыки?
– Думаю, это особенности французской школы волейбола. Там, прежде чем обучаться атаке, очень много времени уделяют проработке защиты и приёма мяча. Я бы также отметил игру в защите моих партнеров по сборной Франции – Бенджамина Тоньютти и Жени Гребенникова. Они одни из лучших в мире, как и связующий бразильцев Бруно Резенде. Я не считаю себя более крутым, чем они. Но я действительно много работаю над тем, чтобы улучшить свою технику. И та база, что была заложена в юности, сейчас помогает мне становится лучше.

– Чего вам не хватает, чтобы стать идеальным игроком?
– Идеального волейболиста не существует. Для этого нужно быть очень хорошо физически развитым, но в то же время иметь качественную технику. Когда твой рост два метра, совместить и то, и другое довольно сложно. Я, например, средний игрок по своим физическим параметрам, но достаточно хорош в плане техники.

– В первом матче с «Перуджей» ваша подача была одной из самых опасных в «Зените». Расскажите, что вы думаете в момент подачи?
– На самом деле я обожаю эти моменты. Перед подачей всегда испытываешь стресс, понимая что ты можешь спасти команду или помочь ей продвинуться в счете. Я стараюсь просто сконцентрироваться и полностью контролировать свое тело.

«Я ПРОТИВ ЛЕГИОНЕРОВ В СБОРНЫХ»

– Недавно Бруно и другие лидеры национальных сборных написали письмо в международную федерацию волейбола с просьбой пересмотреть календарь игр сборных. Вы их поддерживаете?
– Да, я всячески поддерживаю инициативу моего друга Бруно и других игроков. Мы задолбались жить по такому графику, когда ты проводишь тяжелый сезон в клубе, а затем сразу же должен играть за сборную. Я, как и прежде живу волейболом, но сейчас понимаю, что невозможно без вреда для здоровья играть 12 месяцев подряд. О каких результатах может идти речь, если у игроков нет времени на отдых, на семью? Чтобы показывать качественный волейбол, необходима и физическая разгрузка, и ментальная, причем ментальная даже важнее.

– Играя за «Модену» и сборную Франции, вы всегда выделялись не только игрой, но и внешностью...
– Я бы и сейчас что-нибудь придумал, но мой парикмахер слишком далеко. Я всегда делаю прически у одного специалиста.

– Представим, что вы на день стали главным тренером и вам дали возможность собрать команду мечты. Кого вы в нее возьмете?
– Связующий однозначно Бруно. И не только потому что он мой друг. Он прекрасный связующий. Было бы круто сыграть против него в финале Лиги чемпионов. Диагональный – Максим Михайлов, этот парень настоящая машина. Блокирующие – Робертланди Симон и Артём Вольвич. Либеро, конечно же, Женя Гребенников. Доигровщики? Мощный Вильфредо Леон и техничный Михал Кубяк.

– Ваше высказывание о том, что Вильфредо Леон не должен играть за сборную Польшу, вызвало широкий резонанс...
– Леон был примером. Ранее я также высказывался об Османи Хуанторене в сборной Италии. Это одинаковые примеры. Я против легионеров в национальных сборных.

– Но ваш отец также играл сначала за сборную Камеруна, а затем – за Францию...
– Мой отец переехал во Францию ребенком, в 14 лет. Он там учился, работал и, по сути, стал волейболистом. Просто там не сразу разглядели его потенциал и его заиграли за Камерун. Что касается Леона, то он до недавнего времени вообще не имел никакого отношения к Польше.

«НЕ ЛЮБЛЮ СЧИТАТЬ ЧУЖИЕ ДЕНЬГИ»

– Судя по новостям, вы занимаетесь благотворительностью в Камеруне...
– Каждый отпуск я стараюсь доехать до исторической родины отца. Я привожу с собой много одежды и раздаю ее там нуждающимся. Что касается денег, то я предпочитаю адресную помощь, а не перевод средств в благотворительные фонды, потому что нет полной уверенности, что они дойдут до конкретного человека.

– Во время чемпионата мира по футболу болеете за Францию или Камерун?
– За обе сборные. Если они играют друг против друга, то не смотрю.

– Кто самый крутой французский футболист?
– Трудно сказать. Очевидно, что Карим Бензема и Поль Погба – лучшие игроки своего поколения. Сейчас очень хорош Килиан Мбаппе, который играет за мой любимый клуб «ПСЖ».

– У вас есть друзья среди звёзд футбола?
– Есть знакомые ребята по совместным промо-акциям adidas, поэтому если мне нужно достать билет на матч «ПСЖ», это не составляет большого труда.

– Как часто вы общаетесь с младшим братом Своном, который играет в «Латине»?
– Мы созваниваемся каждый день. Он уже завершил сезон, поэтому приехал поддержать меня в Перуджу, а скоро прибудет и в Казань. Мы с ним погодки и с самого детства – не разлей вода. Он всегда был моим лучшим другом и все детские воспоминания в основном связаны с ним.

– У вас было счастливое детство?
– К сожалению, мои родители рано развелись, но мы с братом никогда ни в чем не нуждались, хотя были моменты, когда нас ограничивали в карманных деньгах, потому что к концу месяца в семейном бюджете почти ничего что оставалось.

– Как вы сейчас относитесь к деньгам?
– Спокойно. Понятно, что когда ты становишься спортсменом высокого уровня и начинаешь прилично зарабатывать, это меняет твою жизнь – ты можешь приобрести какие-то вещи, которые раньше не мог. Но у меня есть голова на плечах и я стараюсь думать о своем будущем и будущем своей семьи и детей.

– Вам не обидно, что звёзды мирового волейбола зарабатывают так мало на фоне футболистов или баскетболистов?
– Здесь всё логично. Футбол и баскетбол более популярны, они привлекают больше зрителей и спонсоров. Исходя из этого, складываются зарплаты, плюс популярность позволяет спортсменам подписывать выгодные личные контракты. Будем надеяться, что в будущем крупные спонсоры придут и в волейбол. Сейчас же у меня нет никакой зависти к футболистам или другим спортсменам. Мне неинтересно, сколько они зарабатывают. Я не люблю считать чужие деньги.

– По российским новостям регулярно рассказывают о протестах во Франции. Как вы относитесь к движению «жёлтых жилетов»?
– Я не переживаю за своих родителей, потому что «жёлтые жилеты» выступают не против других людей, а против правительства. Я прекрасно понимаю их недовольство. Налоги и цены на топливо повышаются уже много лет в то время как зарплаты остаются на прежнем уровне. Могу представить, что семьям с двумя-тремя детьми приходится очень несладко, потому что ты уже не можешь купить хорошие подарки или лишний раз сводить ребёнка в кино. Недовольство было уже много лет, просто сейчас достигло своего апогея.

Алмаз Хаиров, Спорт БО